ПОМОЩЬ  ДЕТЯМ


ВНИМАНИЕ:  В данный момент на сайте svyataya-kseniya.ru  проводятся  технические  работы. Некоторые  разделы  могут быть недоступны.

Приносим искренние  извинения за доставленные неудобства  
и надеемся на Ваше понимание.
С уважением, администрация сайта.

Сайт
самой полной информации
о Святой Ксении:





Православные праздники





РАВНОВЕСИЕ. Помощь детям-сиротам Карелии



   

Михайлова Светлана - Цикл стихов



Цикл стихов, посвященных
Блаженной Cвятой Ксении Петербургской.

1.Как мне тебя понять,
Из наших дней взирая,
Как это можно сочетать:
Блаженная, Cвятая.
Как мне со дна моих обид и слез,
Уныния, печалей дня,
Мирских мечтаний, грез
Как мне тебя понять,
Блаженная святая?
Юродство Христа ради.
Что знаем мы о нем?
Юродство Христа ради.
То подвиг иль души излом?
Юродивый! Юродивый, но не  дурак.
Он отрекался от всех благ,
И нищ, и бос, и наг
Смиренно принимал кулак,
Но его слово - Божий глас.
Цари, купцы, простолюдины
В том убеждались и ни раз.
Какие выси и глубины
Им открывал Господь!
Они ж за хлеба лишь ломоть
Потом все людям раздавали
И сердцем нашу Русь спасали.
Юродивые были. Да.
Но подвиг этот каждодневный
Удел не робких далеко.
Восстановленье сил душевных
Так нелегко, так нелегко.
Блаженных женщин единицы
И жизни их святой страницы
Нам нужно знать.
Но сможем ли мы их понять?                                                                                                                      
2. Питер. Холод. День осенний.                                              
Но тепло от взгляда Ксении
На душе Андрея.
"Боже, Боже, чем владею?
Как живем? Душа ведь в душу".
Тронул за плечо он Ксюшу,
Поняла она без слов,
Все что он сказать готов.
Помахала от ворот.
Вскоре дальний поворот
Скрыл его. И Ксения
Пошла села за плетение.
Что-то делала, варила,
В лавку быстренько сходила.
Так и шли за днями дни.
Точно голуби они
Ворковали. Вместе библию читали.
Вместе бедным помогали,
Вместе уж четвертый год.
Деток не было. И вот,
Возвратясь как-то домой,
Жар почувствовав большой,
Андрей Федорович слег.
Ксения, не чуя ног,
Дни и ночи у постели.
Но у Бога свои цели.
Андрей Федорович горел
И слабел, слабел, слабел.
Пред кончиною своей
Он очнулся. Исповедаться успел.
Позвал Ксению глазами.
Ей Господу служить велел,
И ушел он в мир иной.
Как осока под косой
К телу мужа пала Ксения,
Плача, плача в исступление.
И была всю ночь у тела,
Не могли и оторвать.
Убивалась без предела,
А на утро... Как сказать?
Толь рассудок потеряла
С недосыпа или с горя,
Но родным она сказала:
«Вот скончалася от хвори
 Ксюша бедная». Ах, Ксеня.
В одночасье измененья
С Ксенией произошли.                                                                                                                    
Поседела, постарела                                                                                                                                            
И морщинки пролегли.                                                                                                                     
На себя кафтан одела.                                                                                                                                      
Даже мужа хоронила                                                                                                                                                   
В платье мужнином, картузе.                                                                                                      
Вскоре дом ей стал обузой.                                                                                                                    
Отдала его жилице.                                                                                                                                                           
Стала жить она как птица.                                                                                                                  
Их Господь всегда питает.                                                                                                                                       
Его воля. Он все знает.                                                                                                                       
Андрей Федорович себя                                                                                                                                               
Повелела Ксенья звать.                                                                                                                                                                 «Андрей Федорович - я».                                                                                                                                  И отправилась шагать.                                                                                                                                                                                                                                 
                                                                                                                                                     3.Двадцать шесть годков                                                                                                                 Было Ксеньюшке в то пору.                                                                                                                    Как пришел ей зов Христов,                                                                                                   Как нашла в боге опору.                                                                                                                    Поначалу все бывало:                                                                                                                               Жалость, смех и камни вслед.                                                                                                                                                                       Не сердилась, не роптала,                                                                                                              Будет ужин иль обед,                                                                                                                                         Не было такой печали.                                                                                                                                        Вскоре люди уж узнали,                                                                                                                                     Что провидица она,                                                                                                                                     И копейка лишь одна                                                                                                                                  Вся цена ее трудам.                                                                                                             Равнодушная к деньгам                                                                                                                                На копеечки свои                                                                                                                         Содержала бедный люд.                                                                                                                              Сотни, может, три семьи.                                                                                                                            Не скудел ее сосуд.                                                                                                                                                        Лишь раздаст, он снова полон.                                                                                                                         Набегали словно волны                                                                                                                                                               На копеечки копейки.                                                                                                                                                                                А в которую семейку,                                                                                                                                                                                    Коли даст она десяток,                                                                                                                                             У того всегда достаток,                                                                                                                                                     Сам уж щедро раздает.                                                                                                                                              Если в лавке что возьмет                                                                                                                                  Ксенья раненько с утра,                                                                                                                             Значит там товар пойдет.                                                                                                                             К малым деточкам добра                                                                                                                                         Постоянно была Ксения                                                                                                                               И за них она в молении                                                                                                                    Проводила даже ночи.                                                                                                                Ой, да спали ль ее очи?                                                                                                                                         Все дела, дела, дела.                                                                                                                      Бабе с дальнего села                                                                                                                                         Дом спасала от пожара.                                                                                                                         Одну девушку от самовара                                                                                                              Вдруг на кладбище послала,                                                                                                           Жениха чтоб та нашла.                                                                                                                                             И нашла. А кого наоборот                                                                                               Ограждала от хлопот.                                                                                                                                                                             И уже готовый брак                                                                                                                          Рассыпался словно прах.                                                                                                                         Ксения видела – бандит                                                                                                                                                                  Здесь пролезти норовит.                                                                                                                            Когда солнышко померкнет,                                                                                                                                   Кирпичи таскала к церкви.                                                                                                                                   Удивлялся люд рабочий:                                                                                                                                                        "Это кто ж такой охочий                                                                                                                              До работы по ночам                                                                                                                                               И незримо строит храм".                                                                                                                            А потом прознали - Ксения                                                                                                                               Проявляет тут радение,                                                                                                                                                О фундаменте особо. Знала,                                                                                                                   Что водища шквалом                                                                                                                                                   Хлынет в эти вот места.                                                                                                                     Не останется моста,                                                                                                                                       Плит, оград и деревов.                                                                                                                                                                     Все снесет, и исковеркает,                                                                                                                                                    И не тронет лишь основ                                                                                                                                       На Смоленском церкви,                                                                                                                                                     И могила Ксении                                                                                                                                     Устоит в то наводнение.                                                                                                                  Сорок пять в юродстве лет                                                                                                                           Провела почти что Ксения.                                                                                                                             Это подвиг, это крест,                                                                                                                                           Это Божье вдохновение.

4. Черное небо, черны облака,
Вот уж холодною стала рука.
"Муж мой, родная душа" –
Шепчет губами она, не дыша.
Течет по телу, плавится
Скорбь огненной рекой
И все, что попадается,
Меняет облик свой.
Все знали ее Ксюшею,
Веселой, молодой,
А стала вдруг Андрюшею,
Морщинистой, седой.
Но этот образ не менялся
На протяженье многих лет.
Он лишь морозом закалялся,
Из глаз вдруг заструился свет.
Андрей Федорович звалась,
И его костюм носила,
И к любой беде рвалась,
Всем помочь хватало силы.
"Очисти нас ты, Господи,
Очисти, веру дай".
Так людям она мостики
Прокладывала в рай,
Молясь ночами в поле.
Ох, темна бы была доля
В Петербургской стороне,
Без ее молитвы страстной,
И без помощи всечасной,
Без монетки с "царем на коне".
Да, копейка. Это малость,
Но кому она досталась,
Утоляли голод свой.
А она? Смотри, постой.
Юбка, кофта, башмаки
На босую всегда ногу.
И бывало смельчаки
Предлагали ей подмогу:
Кто пальто, а кто тулупчик.
А она: "Ты вон, голубчик,
Подари его тому,
Кто несчастен без него.
Он, ведь, мне то ни к чему.
Я уж рада от того,
Что готов ты мне отдать,
А тебя я не роптать
Попрошу на тех кто рядом
И смотреть любящим взглядом.
Мое сердце тает в счастье,
Коли вижу я участье,
Доброту, любовь и благость,
Вот, голубчик, что мне в радость».
В кофте этой видел город
И в жару ее и в холод.
Баню Ксения любила.
Водой голову мочила
И в рубахе на полок.
Часа два там полежав,
Каждый разогрев сустав,
Надев старенький платок,
Кофту с юбкой на рубаху,
Еще мокрую совсем,
Говорила она тем,
Удивлялся кто и ахал:
"Бог хранит. Со мной Христос", -
И шагала на мороз.
Перед смертью Елизаветы
Всем велела печь блины.
Удивлялся люд совету,
Потом поняли они.
Знала Ксенья наперед,
Что царица - то умрет.
Много знала она тайн.
Были тяжким они грузом.
Вот царевич Иоан,                                                        
Шлиссельбуржский тайный узник.
С царского постановленья,
Для себя лишь трон храня,
С детских лет уж в заточенье
Упекла его родня.
Двадцать лет он в одиночке
Проводил и дни и ночки.
Вот его конец предвидя,
Ксенья плачет ежедневно.
"Что ты? Кто тебя обидел?"
Отвечает в слезах гневно:
"Кровь там, кровь,
Там реки крови и каналы".
Исходила в слезах вновь
И людей тем удивляла.
Что за кровь она пророчит?
А потом открылись очи.
Каждый вскоре уж узнал
Как мучения принял
Император их законный,
Как безжалостно заколан,
Сколько ран! Что за конец –
Окровавленный венец.
По нему страдала Ксения,
Видя это преступление.
Ведь ребенок то был чист.
Был он словно белый лист.
Ведь его не обучили
Даже связно говорить,
Но мешал он, и убили –
Продолжал народ твердить.
Для нас просто констатация,
А для них тогда - сенсация.
Хотя слов таких не знали.
Но гудели и роптали
В каждом доме и углу.
Рассекает эту мглу,
Всем прощенья Ксенья молит.
Чрез себя потоки боли
Гонит любящей душой.
Мир становится иной:
Светлее жизнь, светлее краски.
И взор ее уж ласковый
Струится как и прежде,
И все опять с надеждой
В поддержке безотказной
За помощью разнообразной
Идут до Ксеньюшки, идут,
И лишь копеечку несут.
А она: кого мягонько поправит,
Кому палкой погрозит.
Один плечи уж расправил,
Другой весело глядит.
Будьте чище говорила,
Не ищите палат белокаменных,
Семя радости в душах растила,
И вела до высот пламенных.
Даже в душах маловеров
Возжигала огни веры:
Не боишься опалиться,
И взлетаешь в небо птицей.
Птицей и она летала,
Только вдруг ее не стало.
Но, ушедши в мир иной,
Не забыла народ свой.
Служит всем она с тех пор
И повсюду ее взор.
На полях войны и битв,
На постели у больного.
Вместе с звуками молитв
И она замолвит слово
У подножия Господня,
И, немедленно, сегодня,
Коль попросишь всей душой
У блаженной и святой.
«О, Cвятая Блаженная Ксение,
Услыши нас и пошли утешение.
О, Святая Блаженная Ксение,
Испроси нам молитвой прощение".

           


Поиск  по  сайту:
 
Адрес  Часовни
Святой Ксении:

Санкт-Петербург, В.О.
ул. Камская, д. 24
(Смоленское кладбище)
Тел.: +7(812) 321-14-83



«Часовня Святой Блаженной Ксении Петербургской» на Яндекс.Картах


Координаты для GPS-навигатора:

Широта: N 59°56′39.46″ с. ш.(59.944294) Долгота: E 30°15′4.29″ в. д. (30.251193)



Смоленский Приход в Санкт-Петербурге
на Wikimapia





    
через
День Святой Ксении Петербургской
РБК-Информер




 Как Вы оцениваете наш сайт?





Результаты



Поиск в православном интернете:



Храни  Вас  Господь!

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Смоленский приход: stxenia.spb.ru   Яндекс.Метрика  
   ©  "Святая-Ксения.РФ" 2011-2017
ВНИМАНИЕ:  В данный момент на сайте svyataya-kseniya.ru  проводятся  технические  работы.
Некоторые  разделы  могут быть недоступны.

Приносим искренние  извинения за доставленные неудобства  и надеемся на Ваше понимание.
С уважением, администрация сайта.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS